Я могу почти все

четверг, 11 июля, 2013 - 19:45

Я могу почти все. Конечно, покупку океанской яхты или иностранного футбольного клуба я себе позволить не могу. Это, вообще, вещи малодоступные в любой стране мира. Я же о том, что может себе позволить среднестатистический человек. А позволить он себе может очень многое. Благо, есть, с чем сравнить.

Сегодня для того, чтобы улететь, допустим, в Израиль, мне не надо угонять самолет, как в далекие застойно-советские годы. Достаточно получить визу и купить билет. Для того, чтобы приобрести автомобиль, не надо стоять пятилетку в очереди. Жена после работы может зайти в магазин и просто купить продукты к ужину, а не выстаивать за ними многочасовые очереди. Ей не нужно заводить себе знакомых среди заведующих магазинами и унижаться перед ними ради покупки приличных зимних сапог. Ровно также я совершенно спокойно могу приобрести для себя любое приличное пальто или костюм без ордера или записочки от влиятельных товарищей.

Моя семья может съездить на отдых, как на Черное море, так и на Красное. Увидеть мир своими глазами, что раньше можно было только очень уж избранным. Кстати, страдающим от того, что Крым не входит в состав России, вопрос: какая разница? Для отдыха на ЮБК даже загранпаспорт не требуется. Купил билет – и вперед.

А еще нам не обязательно ютиться в коммуналке. Даже если нет своей квартиры, жилье вполне можно снять. За относительно доступную сумму. Больше того, я могу это сделать в любом городе. Как в столице, так и в горячо любимом мною, некогда закрытом режимном городе Кронштадте. И работу я могу найти с одинаковой легкостью что в Москве, что в Самаре. Да, журналистский труд оплачивается не очень высоко, однако мне, в общем-то, ничего не мешает сменить профессию. Стать, к примеру, машинистом башенного крана или экскаваторщиком. Все же денег выйдет больше.

Да, признаться, и не только город могу сменить, но и страну. Если такое желание возникнет. Конечно, это уже решение радикальное, да и себя надо заставить основательно над собой поработать. Язык, например, выучить. Для начала. Но – и это возможно, если оторвать, простите, одно место от дивана.

Сколько раз приходилось слышать от знакомых и не очень людей: мы живем в болоте и так далее. Да не мы живем, а вы живете, почтеннейшие. Залезли в него, сидите и квакаете. И ждете, пока вам ваше персональное болото власть обустроит. Оно, конечно, проще ждать у моря погоды, чем продать квартиру в своем неуютном районе и переехать в уютный. Только это сложно, бегать надо, справки собирать, квартиры смотреть, с риэлтором встречаться.

Любим мы проблемы космического масштаба. Двор расковыряли, трубы меняют – антинародная власть виновата, и лично президент. Кровля течет – опять же власть виновата, в лице губернатора и заксобрания. Если факты не соответствуют нашим представлениям, тем хуже для фактов.

Двадцать лет назад кляли мы советскую власть. Сейчас – нынешнюю. Устно, печатно и непечатно. И забыли, что через двадцать лет после 1917-го года был 1937-ой. От которого нынешний, 2011-ый, отличается, как небо от земли. И, позволю предположить, в лучшую сторону.

Конечно, можно сказать: зачем сравнивать с 1937-ым, давай сравним с 1977-ым. Не возражаю. Давайте лет через сорок и сравним, чтобы корректно было сопоставить. Тогда, в 1977-ом, все-таки 60 лет прошло после радикальной ломки экономического строя и общественной формации. Кое в чем власти разобрались, кое-чему научились, искренне хотели социализма с человеческим лицом, неявно дав понять, что раньше социализм был с лицом, мягко говоря, не очень человеческим.

История имеет огромную инерцию. Если бы 23 августа 1991 года в России все, жившие при советской власти, разом исчезли, и появились бы люди новые, не отягощенные прежним образованием, привычками, стереотипами и т.д. – реальность дня нынешнего  была бы другая. Однако, к счастью, этого не произошло. И ровно те же самые люди стали жить в новой реальности. По-старому. Отсюда – имеем то, что имеем.

Я воздержусь от оценок. Это нехорошо и неплохо – так есть. И еще долго будет. Но – не всегда.

Несколько лет назад умер последний ветеран Первой Мировой войны. Но эта война стала далекой историей еще в пятидесятые годы минувшего ХХ века. Так и нынешняя жизнь, с трудом вообразимая капиталистическая постановка в разрушающихся социалистических декорациях, будет казаться в те же самые сороковые годы века уже ХХI чем-то, давно прошедшим и малопонятным. И нынешние проблемы будут уже абсолютно неактуальными, потому что мой сын будет мобильнее, чем я, которому все-таки порой неохота отрываться от дивана. Он не будет так привязан к городу, где он родился. Он будет озабочен не национальной, а профессиональной самоидентификацией. И для него будет открыт весь мир. Уж ему-то для того, чтобы съездить в Европу, угонять самолет уж точно не потребуется.

Владимир Головашин

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 192