Новый закон об образовании - тест для политиков

четверг, 6 мая, 2010 - 14:01

Лауреат проекта «Кадровый резерв - Профессиональная команда страны 2008»

Прошло менее двух недель с момента принятия Госдумой и Советом
Федерации закона с длинным названием «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты РФ в связи с изменением правового положения
государственных (муниципальных) учреждений». Этого времени хватило, чтобы закон
получил «псевдонародное» название - «О введении среднего платного образования»
и родил множество мифов о катастрофических социальных последствиях.
Главным
же оппонентом закона стала партия «Справедливая Россия» во главе со спикером
Совета Федерации г-н Мироновым.

Мне пришлось столкнуться с
обвинениями эсеров к закону на дебатах Полит-грамоты в Петербурге. Условно, их
можно разделить на четыре основных группы. Во-первых, якобы «введение закона
приведет к платному среднему образованию, что сделает его недоступным для детей
из неимущих семей». Во-вторых, переход с бюджетного финансирования на
субсидированное делается правительством исключительно с целью «экономии
бюджетных средств и последующего их разворовывания». В-третьих, законом
ликвидируется субсидиарная ответственность государства за свои бюджетные
учреждения, что неминуемо приведет к их «неконтролируемой коммерциализации и безответственной
финансовой политике». В-четвертых, музеи, школы, театры, библиотеки - это центры
не только сохранения, но и формирования новых культурных ценностей, а новый
закон «сводит их функции к оказанию услуг населению».

По факту, сегодня нет ни одной школьной семьи, которая в той или иной
форме не платила бы за обучение.
Вывести
из тени - значит сделать процесс управляемым и контролируемым и таким образом
восстановить бесплатное образование.
Управлять хаосом невозможно! И это
полностью разрушает миф об ожидаемом платном среднем образовании. Закон, в
статье 4, напрямую говорит об отнесении образовательных школ к бюджетным (некоммерческим)
учреждениям и ответственности государства за финансирование образовательной
программы в рамках государственного заказа.

Смена типа финансирования - с
бюджетного на субсидирование - продиктовано целью повысить качество обучения и
эффективность расходования наших с вами средств. За последние десять лет объем
финансирования сферы образования вырос в восемь раз и достиг рекордных 1,7
трлн.руб (17% всех расходов страны). Во сколько раз выросло качество обучения
за этот же период? Тип финансирование «от сложившихся расходов» лучший способ
потерять деньги. Почему нельзя потратить те же деньги привязав их к показателям
качества обучения и количества учеников? Давайте просто начнем считать деньги,
как мы это делаем в собственном кошельке: сколько, куда, и за что мы платим?

Миф об устранении государства от
субсидиарной ответственности за свои учреждения и потере контроля за имуществом
наиболее сложен и прост одновременно. Недвижимое имущество школ потерять невозможно,
потому что оно не передается в управление - собственником остается государство.
Закон лишает бюджетные учреждения возможности распоряжаться особо ценным
движимым имуществом, куда входят все экспонаты музеев, документы архивов,
библиотечные фонды. Самостоятельно распоряжаться бюджетные учреждения смогут
только средствами и имуществом, приобретенным за счет дополнительных услуг. И
здесь снова важные фильтры. Платные услуги могут осуществляться только сверх
установленного госзаказа и только после его выполнения, при этом они должны
соответствовать основному профилю учреждения. Таким образом, закон с одной
стороны защищает нас от необоснованной коммерциализации учебных заведений, с
другой стороны оставляет место для работы профессиональных управленцев,
способных обеспечить развитие предприятий.

Юридический, бюджетный язык
законов сложен к пониманию. Задача политиков помочь простому человеку понять
суть решений, объяснить, как закон будет работать. На языке бюджета мы  - потребители сферы образования:  мы получаем услугу, за которую платим. И мы
имеем право на качественную услугу. Выступая против такого подхода в
законодательной сфере и при формировании бюджета, г-н Миронов лишает нас этого
права, спекулируя противопоставлением бизнесовых терминов заботе о
культурно-нравственных ценностях. Очевидно, что одно не противоречит другому. Когда
мы говорим о зарплатах учителей, ремонте помещений, современном оборудовании,
мы говорим о предприятии, экономике и качестве работы - услуге по обучению, хранению
и формированию культурных ценностей.

Критики закона, касающегося 328
тысяч государственных и муниципальных учреждений, сознательно сводят
проблематику к сфере образования. В России 13 млн. школьников, 51 тысяча
школьных преподавательских коллективов - практически нет ни одной семьи,
которой не коснулись бы нововведения. При этом критики умалчивают о том, что
новая система финансирования школ будет введена 01 января 2013 года. Три года
даются на подготовку, проверку и тестирование механизмов закона. По сути, речь
идет об очень осторожном и выверенном внедрении. И хотя к этому времени мой сын
закончит школу, я надеюсь, мои внуки будут учиться в новой, современной школе.

Валерий Федотов,
лауреат проекта «Кадровый резерв - Профессиональная
команда страны 2008», специально для
molgvardia.ru

В тему:

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 173