«Уволить нельзя оставить». Ответ Могучему

пятница, 23 апреля, 2010 - 18:35

Участник федеральной программы МГЕР «Фабрика
смыслов» (г. Калининград). ЖЖ автора

Гляньте документалки
Майкла Мура, очень советую. Там, например, хорошо показаны
кампании-страшилки  республиканцев против
Обамы и его «социализированной экономики», которая, мол, ведёт американцев в
коммунистический ад. Роман Могучий прямо не говорит
про социалистическую угрозу, но схожий месседж чувствуется: если не принять
предложения Прохорова, у страны нет будущего. Так ли это?

Михаил Прохоров под благовидным предлогом повышения производительности труда и
общей модернизации предложил
реформировать трудовое законодательство. И сразу получил отпор от профсоюзов и
депутатов ЕР: «Не
позволим закабалить тружеников!
». Прохоров предложил изменить трудовой
кодекс по нескольким направлениям, однако Роман, в защиту миллиардера, сделал
акцент на предложении упростить процедуру увольнения работника, поэтому остановлюсь
на этом.

Очевидно,
что каждая сторона исходит из своих интересов. Прохоров, прежде всего, крупный
капиталист, в чьих интересах максимизировать прибыль за счёт сокращения
издержек. Карла Маркса никто не отменял. Профсоюзы, в свою очередь, озабочены
судьбой работников. Тем не менее, мне абсолютно понятно, отчего единороссы не
спешат поддержать инициативу главы Группы ОНЭКСИМ. Не стоит забывать, что по
конституции Россия - социальное
государство. Председатель ЕР Владимир Путин не зря, поэтому, неоднократно
говорил, что главная задача власти во время кризиса - обеспечить исполнение
социальных обязательств в полном объёме. Социальное благосостояние - основа,
фундамент, а уже потом идут «бонусы» в виде модернизации, инноваций и прочего.  Социальная защищённость у нас и так, к
сожалению, не на высоте, а ведь «прохоровские реформы», прежде всего, бьют
именно по ней. Поэтому ЕР - политическая партия, напомню, -  не идёт на такие шаги, а не потому, что якобы
«работать никто не хочет», как говорит Могучий.

Прежде
чем расставить точки над «и», нужно обозначить две вещи. Во-первых, многие
доставшиеся нам ещё с советских времён предприятия и промышленные комплексы,
действительно, не приспособлены для нынешних условий. Многие из них
неэффективны и нерентабельны. Многое нужно модернизировать,
реструктуризировать,  кое-что, совсем
безнадёжное, и закрывать. Во-вторых, переоснащение и модернизация производства
может как создавать, так и ликвидировать рабочие места. Протестовать против
этого всё равно, что уподобляться луддитам: английские рабочие XIX века брали
кувалды и шли громить станки. Они справедливо полагали, что промышленная
революция угрожает их заработку. Очевидно, что вместе с «технологически
отсталыми» рабочими не у дел окажутся и просто нерадивые пролетарии. Но причем
здесь «ничегонеделанье», на которое якобы покушается буржуй, по словам
Могучего?

Разумеется,
не каждый сплошь передовик, ударник и инноватор. Но и тунеядцами и халявщиками
большинство людей не являются. Возьмём
среднестатистического работника. Работает человек, исправно выполняет трудовые
обязательства по трудовому договору. Виноват ли он, что в кризис его увольняют
или отправляют в неоплачеваемый отпуск? Что ему задерживают или сокращают
зарплату?

Часто,
с точки зрения работодателей, лоббируемых ими политиков, ну, и, видимо, с точки
зрения Романа Могучего, виноватым выходит как раз работник. Хотя в кризисе он
виноват меньше всех, но именно он больше всех страдает от его последствий. Так
что непонятно пренебрежительное отношение Романа к этим людям. Мол, речь идёт о
поддержке «сирых и убогих», одним словом - иждивенцев. Ясно теперь, откуда
растут ноги у низкой социальной защищённости. По-моему, это граничит с
социал-дарвинизмом, который расцвел у нас в 90-е годы.

Практика
жизни показывает, что уволить работника и так не составляет большого труда, если
речь только не идёт о беременной женщине, хотя и тут никто не застрахован.
Недаром у нас сильно возросла безработица, прошли массовые увольнения.
Сокращают штат, прессуют уйти «по собственному желанию». Причём ведь дело
зачастую доходит не только до т. н. «офисного планктона», а до самых что ни на
есть «трудовиков». Модернизация предполагает наличие технологических новшеств,
средств для их внедрения и толкового менеджмента, чтоб  всё это работало. И уже только потом можно
корректировать сопутствующие сферы. А не наоборот.

Роман
Могучий пишет: «Заниматься переобучением и поиском работы для сокращенных
сотрудников совсем не обязательно должен бизнес - взять эту роль на себя вполне
может и государство». И в защиту Прохорова предлагает компенсировать
болезненность его инициатив выплатой бизнесом гигантских налогов и
добровольно-принудительным участием в муниципальных и государственных благотворительных
проектах.

Собственно,
и так переобучением и помощью в поиске работы пока что в большей степени
занимается как раз государство, но бизнес тоже должен помогать хотя бы в рамках
социального партнёрства. Ну, а добровольно-принудительная благотворительность -
тот ещё нонсенс, да и вообще пора бы прекратить воспринимать заботу о своих
гражданах как благотворительность.
Что до «гигантских налогов», то, даже не беря в расчёт непрозрачные
бизнес-схемы и оффшоры на Кипре, стоит отметить, что в сравнении с развитыми
странами, сами налоги в России невысоки, в частности, подоходный и НДС. Также
нет прогрессивной шкалы налогооблажения и налога на роскошь. Помимо этого
«прохоровские реформы» не могут принести плоды из-за иных российских реалий,
например, несформировавшегося пока что сильного профсоюзного движения и
социальных проблем вроде высоких тарифов ЖКХ, высокой стоимости недвижимости,
проблем с ипотекой. Список можно продолжать.

В
сухом остатке можно сказать, что инициативы
Прохорова не имеют внятного компенсационного механизма
. Оно и понятно -
Прохоров ориентируется на иностранный опыт, главным образом на высокоразвитые
страны ОЭСР. Однако, там другие условия и другое экономическое положение.
Оттого введение таких норм в России сейчас будет особенно болезненным. По
крайней мере, в изложении Прохорова и Могучего. И можно будет забыть о таких
понятиях, как социальная ответственность и социальная миссия бизнеса. Если уж
брать пример с той же Канады, то надо будет сначала сравняться с ней по иным
сферам. Чтобы понимать, почему канадцы могут себе такое позволить.

Непопулярная
мера должна иметь надлежащее внятное обоснование т понимание того, какие
дивиденды она принесёт. И кому, что тоже важно. В противном случае непопулярная
мера превращается, как любят говорить коммунисты, в антинародную. Пока что дела
обстоят именно так. Кстати, ведь одна непопулярная мера потребует вслед за
собой новую непопулярную меру, на сей раз, чтоб заставить платить бизнес те
самые «гигантские налоги», про которые говорил Могучий.

Что
касается электората, то негоже партии власти относиться к нему, будто это дело
наживное, раздавать его коммунистам, справороссам и «солидарным». Но и это не
главное. Партия не должна терять лицо.
Так что я очень рад реакции  ЕР на экзерсисы Прохорова. Значит, всё-таки
лоббизм у нас имеет свои пределы. И слава Богу. А то ведь благими намерениями
вымощена дорога сами знаете куда.

Александр Шамшиев,
активист МГЕР
(г.Калининград),
участник федеральной
программы МГЕР «Фабрика смыслов»

В тему:

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 136