К вопросу о свободных выборах

воскресенье, 1 марта, 2009 - 18:17

В российской
политической традиции каждые выборы становятся поводом для рассуждений об их
свободе, присутствии альтернатив, условиях для открытого волеизъявления и, в
конечном итоге - наличии/отсутствии демократии в нашей стране. Проблема в том,
что такой контекст обсуждения не вскрывает реальной проблематики и не
способствует модернизации российской политической системы
.

Для начала вспомним, что греческое слово «демократия»
обозначало «власть демоса». А «демос» не являлся народом в современном
понимании этого слова - туда не входили, например, рабы, люди определённых
профессий и т.д. Это была достаточно чётко очерченная прослойка общества.
Кто-то скажет, что аналогии с рабовладельческим строем неуместны. Тогда
представим себе такую ситуацию - вполне осуществимую при современном развитии
технологий. Этакий предельный случай «свободных выборов» и «демократии». У
каждого избирателя есть индивидуальный передатчик с кнопками «за» и «против». И
все ключевые решения, принимаемые Президентом, Правительством, Парламентом,
выносятся на действительно всенародное голосование. Будет ли такая система
жизнеспособна хоть в одной стране мира? Вероятность этого ничтожна. На выборах
в Палестине победа радикальной организации «Хамас» стала результатом свободного
волеизъявления народа. Гитлер пришёл к власти в Германии демократическим путём.
Советы в Советском Союзе были придуманы, чтобы исключить саму возможность
принятия решений. И подобных примеров масса.

Проблема собственно состоит в следующем. Политика и государственное управление уже
давно являются высокопрофессиональными сферами
. Избиратели в большинстве
своём не обладают достаточной квалификацией для того, чтобы реально оценить
действия и программы кандидатов. И этот разрыв стремительно нарастает. Да,
констатировать, что условия жизни стали хуже или лучше, они могут. Но оценить,
какой кандидат предлагает оптимальный путь для улучшения жизни на региональном
или тем более федеральном уровне, понять, чьи именно действия или какие
обстоятельства повлияли на изменение обстановки, предложить власти эффективные
управленческие решения простому человеку практически невозможно. Он неминуемо
будет пойман в ловушку пиара. Единственный уровень, где остаётся возможным
действительно осознанный выбор - это уровень поселений или максимум
муниципальных районов.

Варианта решения этой проблемы по большому счёту два.
Один - когда выборы превращаются в конкуренцию не управленческих решений, а
пиартехнологий. За кем больший ресурс и «креатив», тот и на коне. Этот вариант
цветёт пышным цветом в «демократической» Украине. Именно поэтому, кстати, отмена
выборов губернаторов в России по большому счёту не повлияла на реальную свободу
волеизъявления - зато сэкономила деньги региональному бизнесу и стабилизировала
политическую систему.

Второй вариант - когда люди выбирают между конкретными
простыми шагами, понятными каждому. Но это имеет смысл, когда по всем ключевым
вопросам есть договорённость, сторонами которой являются власть, бизнес,
общество. В ходе президентских выборов в США обсуждались вопросы разрешения или
ограничений абортов, ввода/вывода войск в Ирак и т.д. Но Ирак для США по своим
геополитическим угрозам - это не Грузия для России. Он где-то далеко, за
океаном. Вот если бы боевые действия на южных границах США вела Мексика, это
было бы не предметом дискуссий, а общим местом предвыборных программ. А
различия состояли бы, например, в том, использовать для военных действий
авиацию или бронетехнику.

На западе
свобода выбора существует только в пределах ранее достигнутого консенсуса.
Свобода выбора из красиво оформленного, разнообразного меню
. В этом меню есть даже пункт о смене топ-менеджера
ресторана - но пункт о смене Совета директоров не только невозможен, но даже
немыслим. И это принципиально. По большому счёту, выбор уже сделан.
Предвыборные институты отстроены таким образом, что топ-менеджер с
«нетрадиционной ориентацией», способный существенным образом повлиять на
консенсус, будет отсечён. Причём отсечён не судом, правоохранительными органами
или мафией (хотя и такие эпизоды были, когда система давала сбой, доходило и до
жертв), а самими избирателями, действующими в рамках той же системы социальных
и культурных норм. Избрание президентом США Барака Обамы - совершенно не
случайный выбор, этому предшествовала чуть ли не вековая очень медленная
сдвижка и перенастройка всех системообразующих институтов.

В России сейчас в определённом смысле переходный
период. Интенсивность применения пиар-технологий падает. Безусловно, освещение
позиции власти в федеральных СМИ играет существенную роль, но ещё большую роль
играют реальные изменения жизни в лучшую сторону, которые ощущает на себе
большинство избирателей. И голосуя за Единую Россию, они голосуют именно за эти
изменения. В период кризиса, когда качество
жизни населения неминуемо ухудшится, мы снова окажемся перед выбором. Либо
вернуться к схеме пиара - либо продолжить детализацию сложившегося консенсуса
.
Первое означает потерю конкурентоспособности, второе - шаг к модернизации. Но
для этого необходим целый ряд условий.

Позволить себе заниматься перетягиванием каната можно
было бы лишь в отсутствие глобальных конкурентов и при благоприятной мировой
конъюнктуре - но это не наша ситуация. Из предвыборных программ оппозиционных
партий должны исчезнуть призывы к радикальной смене курса - и появиться
конкретика. Да, тем самым они признают поражение в среднесрочной перспективе
своего образа будущего страны (а на самом деле своих претензий на председательство
в «Совете директоров»). Но взамен они могут внести вклад в повышение
конкурентоспособности государства, капитализировать этот вклад в «акции» и
получать «дивиденды». Во всех смыслах - социальном, общественном, финансовом.
Отказаться от собственных амбиций ради общего успешного будущего - непростой
выбор, и каждый находится с ним один на один.

С другой стороны, платформа правящей партии также
должна быть конкретизирована в последовательность шагов, понятных простому
человеку. Чтобы он мог понять, что именно изменят в его жизни «План Путина» и
«Стратегия 2020». Должна появиться достаточно широкая прослойка людей, которая
будет заниматься переводом партийных смыслов на общедоступный язык и обратно,
организацией коммуникации между различными группами населения. Например, теми,
кто поддерживает и не поддерживает повышение пошлин на иномарки. Без этого
невозможно включение общества в пресловутый консенсус. И, наконец, давно пора
подумать о трансформации ключевых системообразующих институтов - семьи,
образования, культуры, СМИ. Без этого стабильность в стране продолжит
удерживаться в ручном режиме. А это означает повышение рисков в долгосрочной
перспективе, значительные ресурсные затраты, зависимость от внешних условий и
потерю конкурентоспособности. В условиях глобализации, доминирования
Интернет-технологий, появления стратегий информационных войн это становится
особенно актуальным. Вот далеко не полный перечень проблем, стоящих перед
действующей политической элитой и молодёжью, всерьёз претендующей на этот
статус. И здесь уже не отделаться популизмом в духе того, как «власть наступает
избирателю на горло».

Александр
Шепилов,

Заместитель начальника
Центрального штаба МГЕР

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 149